ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
Размер шрифта: Цветовая схема: Показывать изображения:

Герой Советского Союза Малиновский Василий Тимофеевич

Родился Василий Тимофеевич 11 июля 1920 года в поселке Дубовая Роща Александровского района, где прожил всего полтора десятка лет. В середине 30-х годов семья переехала в станицу Алпатово Наурского района Чечни. Там он в 1938 году окончил среднюю школу. Сияющий и необыкновенно торжественный Василий принес домой свидетельство об окончании школы. Родители довольны. Нет ни одной «тройки», почти все экзамены сдал на «отлично».

- Так твёрдо решил – в нефтяной? – не спеша спросил отец, желая ещё раз убедиться в намерениях сына.

- Да, завтра еду в Грозный сдавать документы, – ответил Василий. Он с детства испытывал тягу к технике. Его больше всего интересовала техника использования богатейших недр родной земли.

И вот, Василий Малиновский – студент.

Дни шли за днями. Ему хотелось знать больше. С увлечением вчитывался он в книги, рассказывающие о нефти. Застенчивый на людях, в кругу друзей, он был смелым, уверенным, когда стоял у доски и решал задачи или держал экзамен у профессора.

Подходила к концу учёба на третьем курсе, когда разразилась война. В июле 1941 года, вместе с тридцатью студентами-старшекурсниками, был призван в ряды Красной Армии и направлен на учебу в Сталинградское танковое училище. Он отлично освоил мудро скроенные и надежно литые из доброкачественной стали машины. Ему полюбилась их тяжелая, упрямая и мерная поступь, преодолевающий все преграды ход, неожиданная стремительность рывка, скрывавшаяся за внешней неповоротливостью, сокрушительная мощь и великолепная неуязвимость. Танки постепенно стали для Василия своим, кровным делом.

Летом 1942 года, после окончания ускоренного курса училища, ему присваивается звание техника-лейтенанта. Но вместо фронта он попадает на танковый завод контролёром по приему машин. Через его руки проходили новенькие танки, которые прямо с завода шли на фронт. Василий давал танкам путевку в боевую жизнь. Он знал, что где-то там, за многие сотни километров от завода, машины вступали в бой. Поэтому проверял их очень тщательно, даже придирчиво.

Только через год он оказался на фронте, став помощником командира батареи по технической части 1893-го самоходного артиллерийского полка 3-ей гвардейской танковой армии. Эта должность, как никакая другая подходила ему. Сухощавый, небольшой, чёткий и лёгкий, но в то же время неторопливый в движениях, с внимательным и быстро всё оценивающим взглядом, настойчивый и спокойный во всём, за что ни брался, Василий с юности любил технику. Ей и нужны именно такие люди – усердные, несуетливые, вдумчивые, упорные, с хозяйским отношением к любому механизму, с неистощимым терпением.

Артиллерийский полк, в котором служил В.Малиновский, вступил в бой непосредственно на подступах к Днепру 19 сентября 1943 года. Через три дня ожесточённых сражений передовые части армии начали форсирование реки в районе Великого Букрина и создание плацдарма. Раскаты артиллерийской канонады загрохотали над днепровскими берегами. Снаряд за снарядом посылали на огневые точки противника тяжелые самоходки. Немецкое командование любой ценой стремилось сбить наши войска с небольшого плацдарма, сбросить их в реку. Они спешно подтянули сюда танковую, моторизованную и несколько пехотных дивизий. Большие группы самолётов противника непрерывно бомбили наши подразделения. Помпотех умело организовал восстановление бронетанковой техники под огнем противника. И машины, которые он лично просматривал, никогда не подводили в бою. В любых условиях его самоходки – на полном ходу.

Через некоторое время армию перебросили на освобождение Киева. 4 ноября командование ввело в бой гвардейские корпусы танкистов. Действуя с передовыми частями, самоходный артиллерийский полк направил свой удар на город Фастов – крупный транспортный узел, который связывал группировку врага, оборонявшуюся юго-западнее Киева с войсками, действовавшими в районе Кривого Рога и Кировограда. Когда до Фастова оставалось недалеко, был убит командир одной из установок. В. Малиновский принял командование машиной и одним из первых ворвался 7 ноября 1943 года в город. От полка осталось 127 человек и четыре самоходных установки, разбросанных по всему городу. А город пытался отбить противник: около двух тысяч пехотинцев и 40 танков.

Бой в городе хорошо описан в статье Льва Кассиля «По технической части», опубликованной в «Книге о героях» в 1958 году:

«Надо было немедленно принимать меры для обороны. Дорога была каждая секунда. Малиновский и Еременко мгновенно выбрали удобную для самоходки позицию. Вдоль окраины города проходила насыпь, по которой, очевидно, когда-то собирались вести железнодорожный путь. Самоходчики быстро вырыли в насыпи углубление (сказался старый опыт артиллеристов, ворчавших когда-то, что помпотех превратил их в землероек), ввели туда вплотную машину, направив ствол орудия в сторону открытой равнины, где действовали силы противника.

Точным огнём самоходка Еременко и Малиновского вскоре заставила замолчать батарею автоматических пушек гитлеровцев, расположенную неподалёку. Но тут шквал визжащего металла, грохочущего огня обрушился на самоходчиков. Свистели и верещали осколки, металл скрежетал о металл, осколки засыпали самоходку.

Судя по точности попаданий, кто-то корректировал минометный огонь, который накрыл наше орудие.

Положение становилось угрожающим… Необходимо было выяснить, кто так точно наводит огонь вражеских минометов на самоходку.

Один из самоходчиков отправился на разведку. Он перебрался за насыпь и тут же встретил одного из местных жителей. Тот, оказывается, уже сам пробирался к нашим бойцам, видя, в какую беду они попали, и стремился быстрее предупредить их:

- Вон в том доме, что за станцией «Фастов-2», на верхнем этаже фашист сидит… Я видел, как он туда залез.

Ясно было, что на станции «Фастов-2» укрылся гитлеровский корректировщик, он-то и направлял огонь минометов, бивших по советской самоходке.

Наши самоходчики не стали терять времени даром, как только получили сведения от вернувшегося разведчика. Точно выверив прицел, они открыли огонь по тому дому, где прятался фашистский солдат. После третьего выстрела фашист уже не корректировал…

Однако на самоходке иссякал запас снарядов, а гитлеровцы в отдалении начинали группироваться на местности, которая хорошо просматривалась с новой позиции, выбранной нашими артиллеристами.

Тогда Малиновский решил добраться до замолчавшей, разбитой нашим орудием батареи и посмотреть, нельзя ли использовать пушки врага против него же…

Он отправился вместе с одним из самоходчиков.

На огневых позициях разбитой батареи оставалось два орудия. В любой военной технике, хотя бы и вражеской, Малиновский всегда мог разобраться. Тут среди исковерканного металла, покорёженных огнем механизмов, разбитых пушек, он чувствовал себя в своей тарелке. Опытный взгляд его быстро распознал ловушку, приготовленную тут противником.

- Стоп! – негромко предупредил он сопровождавшего его артиллериста. – Ишь ты, какие умные. Знаем мы эту музыку. Разбираемся мало-мальски, как-нибудь…

Намётанный глаз его уже заметил, что одно, наименее пострадавшее орудие, хитро заминировано.

Малиновский осторожно разминировал пушку. Орудие было повреждено, однако, присмотревшись внимательно, Малиновский решил, что дело тут поправимое. Пока оставшаяся у насыпи самоходка редкими, экономными, но точными выстрелами держала в почтительном отдалении наседавших фашистов, Малиновский осматривал фашистскую пушку, стараясь разобраться в мало знакомой ему технике. Затем, всё поняв и рассчитав, он умело исправил повреждение.

Когда гитлеровцы предприняли, наконец, решительную атаку на упрямо сидевшую в насыпи советскую самоходку, неожиданно для них ожила мёртвая, брошенная ими батарея. И гитлеровцы попали не только под огонь самоходного орудия, но и под частые губительные залпы их же собственной, исправленной Малиновским, зенитки.

Вспыхнул и запылал подожженный её снарядами гитлеровский бронетранспортёр. Получили повреждение и свернули в сторону, ища укрытия за холмами, два фашистских танка.

Неравный бой был выигран».

Были отбиты и вторая, и третья атаки. Немцы вызвали на помощь самолеты. Самоходки подняли стволы орудий и встретили их огнем. Почти трое суток отражала горстка смельчаков натиск значительно превосходящих сил противника. Потом подошло подкрепление.

За смелость и отвагу, проявленные в боях за освобождение Киева, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 января 1944 года гвардии лейтенанту Василию Тимофеевичу Малиновскому было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Сам он узнал об этом лишь много дней спустя на территории Западной Украины.

На перекрестках войны пересеклись дороги строгого помпотеха и молоденькой медсестры Юлечки Федоровой, тоже ставропольчанки из Ипатовского района. Она появилась в полку под Фастовом, вместе с ним продвигалась дальше на запад. Вытаскивала раненых из подбитых танков, перевязывала, помогала всем, чем могла. «Товарищ старшина», - обращались к ней обычно. И только Василий говорил мягко и ласково: «Юля, пожалуйста, посмотри».

Под гусеницами его самоходок пронеслись поля Западной Украины, земли Польши, города Германии. В одном из боёв недалеко от Берлина Юлечка сама была ранена и очутилась в госпитале. С букетом фиалок пришёл навестить её помпотех:

- Юля, а ты вышла бы за меня замуж?

- Вышла бы, вот только сначала возьмём Берлин.

И сразу после того, как расписались на Бранденбургских воротах, они подали рапорт с просьбой вступить в брак. Полковую свадьбу сыграли уже в Чехословакии.

Закончил войну он в Праге. Его награды пополнились двумя орденами Отечественной войны первой степени, двумя орденами Красной Звезды, медалями.

После войны Василий Тимофеевич окончил Казанскую высшую офицерскую техническую бронетанковую школу, Военную академию бронетанковых войск с золотой медалью. Позже академия носила имя прославленного маршала Р. Малиновского.

- Родственники? – улыбаясь, спрашивали знакомые, имея в виду быстрое продвижение героя по службе.

- Однофамильцы, - отсекал он всякие намёки, хотя, всегда гордился своим замечательным однофамильцем и сожалел, что их жизненные пути никогда не пересекались, ни в годы войны, ни после неё, хотя Василий Тимофеевич прослужил после победы ещё почти 30 лет.

В 1961 году ему присваивается звание полковника. Уволился из армии В.Т. Малиновский в 1974 году с должности начальника бронетанковой службы армии, но до последних дней своей жизни продолжал трудиться на гражданских предприятиях.

Юлия Петровна и Василий Тимофеевич воспитали двух сыновей. Они пошли по стопам отца, тоже стали военными.

Он участник парада Победы в 1945 году, ещё много раз ему пришлось участвовать в парадах, когда учился в военной академии. Последним его парадом был парад ветеранов Великой Отечественной войны в честь 50-летия Победы в 1995 году.

Умер В.Т. Малиновский 13 июня 1997 года, похоронен на Серафимовском кладбище Петербурга.

foto-21-04-2020-09-23